nataliaorlova: (Default)
Был у меня шеф, тертый калач, с большим опытом чиновной работы, поучал меня в годы моей далекой юности: "Неправильно с документами работаешь. Зачем на все письма сразу отвечаешь? Надо под сукно положить. Потому что половина тебе пришла, потому что люди не знали, куда стучать. Ты не ответишь - они нужного, правильного человека найдут. Еще четверть пишут просто от скуки, склочники и бездельники. А вот когда письма вылежались, но тебе повторно запросы шлют - отвечай быстро, по делу, это важно". Так я и не научилась.

nataliaorlova: (Default)
Когда я работала в газете, мы любили делиться смешными историями "обратной связи" с читателями. Эмма, завотделом писем, целую коллекцию накопила.

Один перец ей каждый день звонил, сообщал - то кран течет, то дорожку не расчистили. Она всегда дружелюбно отвечала "Выезжаю!" - и шла курить.

Звонит ей как-то некто:
- Алло! У нас тут такое творится! Это редактор?
- Увы, я не так высоко сижу, - печально отвечает Эмма.
- Ой, извините... - расстроился за нее читатель.
- Да что уж, не вы же в этом виноваты, - милостиво отпустила грехи Эмма.

Бросил трубку. Так и не рассказал, что у них там творилось. Высокие, высокие были отношения.
nataliaorlova: (Default)
Процитировали мне в частной беседе одного важного перца, недовольного широтой мышления отечественных предпринимателей. Вспомнилось неуместное по поводу). Анатолий Рыбаков в своем «Романе-воспоминании» (1997) писал: «Мало кто в то время не знал знаменитой сталинской реплики, брошенной Поликарпову, когда тот стал жаловаться на писателей: «Других писателей у меня для товарища Поликарпова нет, а другого Поликарпова мы писателям найдем». На следующий день Поликарпов очутился в Педагогическом институте заместителем ректора по хозяйственной части».
nataliaorlova: (Default)
Коллега тут эпизод из книги вспомнила, из детской книги. В 1894 году, молодая неграмотная польская батрачка из Вильно не хотела работать по 16 часов ради больного ребенка. Тоже сразу захотелось спеть "по диким степям Забайкалья". Однако в моей длинной жизни были разные эпизоды: например, когда я возвращалась с работы "из телевизора" каждый день после полуночи - и была совершенно счастлива, и когда на четырех работах подрабатывала одновременно, потому что одной зарплаты хватало только на макароны с майонезом, и казалось, что я не высплюсь уже никогда в жизни, и когда спокойно и решительно ушла с отлчной работы с великолепнейшей зарплатой, потому что приходилось работать по 12 часов, а дома были семейные проблемы и ждал любимый муж. Разные стечения обстоятельств у нас в диких степях Забайкалья бывают, и всегда есть выбор.

татьяна чумаева:
Умные мысли мыслю))
Мне 44 года, будет скоро 45. Я в декабре уработалась, за двоих, каждый день с утра до 9 вечера, плюс дорога 2 часа + 2 часа, 16 часов совокупно, так?
Ну, мне не очень трудно было на самом деле, я сейчас о другом.
Таких как я , работающих в режиме цейтнота, полно.
Скажете нет? Мы с вами неплохо получаем, любим свою работу, и не хотим её потерять, и поэтому постоянно перерабатываем. Мы - офисный планктон, или белые воротнички. И в принципе, мы себя уважаем, и считаем, что принадлежим к среднему классу,
Но сегодня я вдруг вспомнила один эпизод из детской книги, "Дорога уходит в даль" А. Бруштейн. Все её читали.
Писательница описывает свое детство, проведенное в городе Вильно, на момент начала книги ей 9 лет, это 1894 год.
В книге девочка Саша знакомится с семейством Томашовых - Юлькой, девочкой-инвалидом, с рахитичными атрофированными ногами и ее мамой - бедной незамужней безработной женщиной, примерно 30-35 лет (если Юльке 9 лет). Они перебиваются с хлеба на квас, и живут в подвале. Юлькина мать подрабатывает случайными приработками.
Сашин папа, известный в городе детский врач, начинает лечить Юльку, и у них состоялся такой разговор по поводу рахита дочери:

"Томашова горько улыбается:
- Уж я вижу, господин доктор... Вы тоже думаете, что ее надо везти на
курорт, к морю!
- Нет, я не об этом думаю... Конечно, ничего не скажешь, море -
неплохое дело. Но что попусту говорить? А вот если бы вы могли уехать с Юлькой в деревню... на воздух, на солнце... Вы не можете получить такую работу?
Томашова отрицательно качает головой:
- В деревню?.. Значит, батрачкой? В панское имение или на фольварк... Ох, это каторга! Платят осенью, когда все работы кончены, сразу за все лето. А лето у них считается до октября, "до белых мушек",- значит, когда снег пойдет... Работать заставляют по шестнадцати часов в сутки, а когда и больше. Кормят хуже, чем собак..
. "

Прочитали? И как вам ???
Блджадд, она отказывается работать по 16 часов в 1894 году, молодая неграмотная польская батрачка из города Вильно, ОТКАЗЫВАЕТСЯ!!
А кто тогда я? Сукаблядь, кто я тогда?
И кто мы все? Ответите мне, а?
"удаляется, тихонько напевая - по диким степям Забайкалья...""
nataliaorlova: (Default)
Муж тут как-то, руля штурвалом нашего бобика, заявил: "В следующей жизни все равно обязательно буду летчиком". Я прямо запереживала: так не хочется идти в бортпроводницы, бутерброды раздавать. Лучше буду штурманом - путь прокладывать я умею. И придумала себе утешение: не страшно, что не летим в этом году в Таиланд - нам ведь потом жутко надоест туда летать.

"Все равно обязательно"(с).
nataliaorlova: (Default)
Человек развивается в сравнении с самим собой, на разных временных интервалах своей личной истории. И у меня нет уверенности, что это хоть как-то связано с работой. Что есть развитие? Однажды меня дочь, поменявшая приличную работу с изрядным заработком, перспективами роста и отдельным кабинетом - на работу преподавателя, со скепсисом спросила: «Работая с 9 до 6 на "завидном" месте я в совершенстве изучила трудовое законодательство и 1с. И это - развитие? А на гибком графике я прочла книг за год больше, чем за предыдущие пять лет, хожу в театры, общаюсь с друзьями, с улыбкой и котлетами встречаю мужа с работы, думаю о жизни, вспомнила свои увлечения. Так где я расту?» Буквально на днях прочла у Малки Лоренц: «Работа - это не вы. Это всего лишь то, что вы согласились делать за деньги. Оттого, что вы согласились брать деньги за маникюр, вы не стали маникюршей. А, например, какая-нибудь завуч языковой гимназии не перестала быть маникюршей, заняв эту должность - она никогда не переставала быть маникюршей, даже когда в детстве говорила "агу". Потому что она ею родилась».

Часто слышу: мол, некто получил высокую должность, будет развиваться. Но зачастую всего люди мечутся, ожидая от счастья от смены офиса, а потовыжимательная система везде одна и та же. Отличаются помещения и уровень оплаты, а ожидания идеальной работы не сбываются. И, конечно, к личному развитию это никакого отношения не имеет. Ну, какие-то новые навыки, которые люди почему-то считают развитием. Умел чертить синим карандашом - научился красным, развился)))

Как в биологии: рост - это просто увеличение массы и линейных размеров особи (должности, зарплаты, власти), а развитие - множество физиологических, биохимических, коммуникационных, духовных изменений с момента зарождения человека до конца жизни.

Жизнь не есть только работа. Часто путают заметную всем вертикальную карьеру и незаметный толпе внутренний личностный рост. И первое зачастую даже убивает второе, а никак не гарантирует. Люди работают всю световую часть дня - и вот как раз на то, что я считаю развитием - занятия творчеством, самообразование, заботу о близких - времени не остается.

Без работы - тупеешь и превращаешься в жирный скучный баклажан и растешь только вширь. Но и отождествление личностного развития с освоением каких-то навыков на новом трудовом конвейере или с записью "большой начальник" в трудовой книжке - удел несчастных, которым сидение в конторе заменяет жизнь.

Во всем нужен баланс. Дайте мне счастье работать - и счастье не работать.
nataliaorlova: (Default)
И Энштейн спорил о KPI в PR :-) «Что можно измерить, не всегда имеет значение, а что имеет значение, не всегда можно измерить».
nataliaorlova: (Default)
О темпах информационного обмена. Раньше ценную информацию надо было запомнить и научиться применять, а сейчас надо уметь ее сначала быстро найти в тоннах информационного мусора. Скорость - ключевое слово современности. Скорость поиска жемчужины сами-знаете-где - ключевой навык нашей профессии.
nataliaorlova: (Default)
Пиарщиков часто спрашивают, что делать, если кто-то говорит о вас гадости.

Чаще всего - бежать и оправдываться не надо. Во многих случаях доброе имя сильнее этих неприятностей (лишь бы оно у вас было). Важнее усилить поток объективной и позитивной информации в этот момент.

Запомнилась доходчивая метафора по этому поводу на традиционном слете пиарщиков на The Baltic PR Weekend. Один из наших коллег объяснил, что происходит, когда мы оправдываемся, пантомимой: не побоялся показывать на себе, что вляпавшись в гамно не стоит отчищать его с подошвы руками, а потом вытирать их о пиджак. Чаще всего рецепт прост: вляпался - жди, пока высохнет и отвалится.
nataliaorlova: (Default)
Куда ни придешь, вокруг клиенты: которые были, которые есть, которые скоро будут , - сказал за чашкой кофе знакомый из одного издательского дома. Мне этот образ напомнил дамочку с богатым прошлым: на какую вечеринку ни придет, а там мужья и любовники: бывшие, настоящие, будущие...
nataliaorlova: (Default)
Первый рабочий телефон на моем первом рабочем столе был задорного лягушачьего цвета, с белым диском, пузатый, как Черчилль. По черчиллю часто звонили женщины и просили позвать ВасильИваныча. Мне было семнадцать, ему было за пятьдесят, и мне казалось, что сорок девять из них он работает корреспондентом в нашей редакции. Десять месяцев из двенадцати он летал по городу в надвинутой на нос шляпе, в сером плаще-болонья с развевающимися от стремительной ходьбы полами, с фотоаппаратом на груди. Провинциальные дамочки млели, черчилль звонил. ВасильИваныч влетал в кабинет на мой зов, делал «книксен» лицом, и шептал в трубку «Аллеее…»

Звучали такие полу-диалоги (вторую прекрасную половину мне, конечно, не было слышно – все фразы принадлежат Ромео):
- Да, доброе утро. А кто это?
- Аааа, это ТЫ, как я рад!
- Да нет, не побеспокоила, хорошо, что позвонила!
- Почему не удивлен, я удивлен.
- Да, я понимаю, что мы давно не виделись. Но я все равно надеялся, что ты позвонишь, поэтому не удивился. Ну расскажи, как у тебя дела, что нового?
- Ничего нового? Мммм. А где ты сейчас живешь?
- Все там же? Мммм. А где сейчас работаешь?
- И работаешь все там же? Мммм. А как семья?
- Все еще одна? Отчего же, такая прекрасная женщина… Ну, не стоило, я не стою никаких жертв. Да, конечно, конечно, увидимся. Не знаю пока, когда, столько дел, столько дел. Я тебе позвоню. Как-нибудь позвоню. А номер… А, и номер все тот же. Хорошо, не грусти, позвоню.

Ромео опускал трубку и вздыхал: «Если б я только понял, кто это… Неудобно напрямую спросить»… И убегал выполнять норму строк и стрелять трешку в долг. У меня не брал – звал «наша юная пионэрка» или «мой юный коллэга». Долги он вписывал в блокнотик между заметками для репортажей, меня по молодости несовершеннолетних лет в списки кредиторов принципиально не включал.

- Знаешь, а Вася был очень красивый в молодости, - сказала корректор Зара, - и он образованный и добрый человек, всем готов помогать, везде у него друзья. Романтик. Даром что сильно пьющий. Между прочим, мне Фета открыл. Столько стихов наизусть знает. Дамы не могут устоять.

Увы, писал ВасильИваныч плохо, несмотря на доброту и знание русской поэзии. Из перлов запомнилось: "Теперь она передает девочкам-школьницам секреты женского мастерства" - про пожилую учительницу труда...  Впрочем, его любили и ляпы прощали. И пристрастие к дешевым плодово-выгодным напиткам в редакции тоже не порицалось в силу всеобщности: вечерами народ дружно собирался под зеленой лампой редактора и даже в самые антиалкогольные времена потягивал «чай» из невключаемого электрического самовара, но днем мелькать перед посетителями в возбужденном состоянии было запрещено. За преступание временнОй черты ВасильИваныча разбирали на собраниях, как Афоню. Он делал очень озабоченный вид и книксен лицом, доставал свой блокнотик и конспектировал обличительную речь редактора.

- Успели записать, Василий Иванович? – ядовито интересовался редактор.
«Помедленнее, я записываю», - прыскала вся контора и ждала конца рабочего дня у самовара. Бегал за вином для «чая» всегда ВасильИваныч.

Я вздыхала и шла за свой ответсековский стол редактировать его писанину: «Вот если человек много читает Льва Толстого – он духовно растет. А если я каждый день читаю ВасильИваныча?.....»

Перед моим первым скоропостижным наивным замужеством ВасильИваныч – единственный – пытался меня отговорить. Пришел в кабинет, покрутил в руках черчилля, подергал себя за нос: «Мой юный коллэга… Я тебе ничего не скажу,
  я тебя не встревожу ничуть… Может быть, ты немного торопишься? У тебя такое прекрасное будущее… Ты красивая, умная, особенная девушка, потом выйдешь замуж за инженэра...»

Потом - наступило, мой дорогой ВасильИваныч, через четверть века я вышла замуж за инженера.
nataliaorlova: (Default)
Красивая девочка-практикантка с журфака написала "врач-энфекционист". Я говорю: ты бы еще "и ипидемиолог" добавила. А она мне:Read more... )
nataliaorlova: (Default)
У нас второй день выставки, все немного устали – хотя сильней всего мы устаем за день до. – Ты как? – спрашивает коллега-подруга-Ольга, - я персена хлебанула, и стало лучше. - А я афобазола. И тоже отлично. Пойдем кофе запьем.

Говорят, сегодня в ЭКСПО приезжал Путин. Read more... )

Profile

nataliaorlova: (Default)
Natalia Orlova

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:11 am
Powered by Dreamwidth Studios